Eesti Njingma kutsub osalema budismi entsüklopeedia täiendamisel !
Eesti Njingma Budismi Entsüklopeedia (ENBE) on toiminud aastast 2005 ning vajab nüüd abilisi - vabatahtlikke entsüklopeedia täiendamiseks ja uuendamiseks. Projekti autoril Vello Väärtnõul on alates 2012.aastast käsil väga mahukas Hiina Budismi Entsüklopeedia projekt ning iga abikäsi entsüklopeediate - nii eesti keelse kui inglise-hiina keelse entsüklopeedia arendamisel on teretulnud. 27-29 Septembril tutvustati Eesti Njingma andmebaase ka PNC (Pacific Neighborhood Consortium) teaduskonverentsil Macau ülikoolis, kus sel aastal olid peateemadeks andmebaasid ja informatsiooni edastamine avalikel veebilehtedel.
Kui soovid kaasa lüüa ENBE arendamisel, võta julgesti ühendust meie administraatoriga: admin@chinabuddhismencyclopedia.com

Братство эстонских буддистов

From Eesti Njingma Budismi Entsuklopeedia
Jump to: navigation, search
Taola-logo-must-valge.jpg
Tnisson-ametlik.jpg
Rotaalia-esimene-stuupa.jpg
Pangarehe-stuupa-pooleli.jpg
Arno-stuupa ees seismasd.jpg
Narva--112.jpg
Balti-jaama-pargis.jpg
Rotaalia-stuupa-ehitajad.jpg
Punapea-stirlits.jpg
Pent nurmekund.jpg
Taola-rotaalias.jpg
Ivolgaas-ltsutamas.jpg
Taolaste-eluase-ivolgaas.jpg
Balti-jaamas-00.jpg
Dugarzab-munko-istumas.jpg
Dugarzab-s-baltijaamas--aa1.jpg
J.arrak-stuupat-vrvimas.jpg
Munkojamina-mandala.jpg
Munkoo-tuleb-templist.jpg

В 1982-1988 гг. в Эстонии действовало первое буддистское объединение под управлением Велло Вяяртныу - Братство эстонских буддистов.

Буддизм в Эстонии появился в начале 20 века и его родоначальниками были Карл Тыниссон (1882-1962) и Фридрих Лустиг (1912-1989). Первый из них был известен как экзотическая и колоритная фигура, а за образ жизни, который он вел, его прозвали в народе Босоногим Тыниссоном (среди буддистов его знают как брата Вахиндрa ). Тыниссон принес в Эстонию из Бурятии традицию гелуга благодаря тому, что учился в бурятских монастырях, но до практической традиции дело не дошло, поскольку не было воздвигнуто культовых строений и объектов - ни храмов, ни ступ и т.д.

Деятельность Kарла Тыниссона состоит в чтении лекций, он проводил ламаистские службы для немногочисленного контингента слушателей в Тарту, на улице Клоостри. Зато в Риге, в самом центре города, у него было подобное буддистскому храму сооружение в снятой в аренду квартире, где он раз в неделю проводил пять богослужений. Подавляющая часть публики, которая присутствовала на этих службах, были теософами. Для них он играл на трубе и раковине, звук барабана доносился до нижних этажей. Кроме богослужения Тыниссон популяризировал среди народа ( Думмо) йогу и водные процедуры. Демонстрационные представления Думмо привели к тому, что более 80 процентов его публики составляли женщины. Говорят, что Вахиндра любил на глазах у женщин прыгать голышом в бочку с водой и делал это неоднократно в течение лекции. Причем именно этой феминисткой аудитории Карл говорил, что лучше родиться мужчиной, чем нежной девушкой, потому что сансара женщин больше связана с рождением детей, и от этого карма женщин хуже, чем у мужчин. Интересно, почему именно это так нравилось слушать женской аудитории?

Карл был настоящим махасиддхой, он не боялся демонстрировать в общественном месте дамам сансару своей мужской символики.

Первыи корень местного буддизма в Эстонии гелуг и родом он из Бурятии. В 1930 году Тыниссон нашел себе сообщника и спутника Фридриха Лустига, который до конца своих дней оставался его последователем и учеником. Они вместе прошли через Европу в Азию. Годы Второй мировой войны эстонские буддистские монахи провели в таиландском монастыре, откуда их в 1948 году власти Таиланда выслали в Бирму, поскольку Тыниссон и Лустиг протестовали против переименования Сиама в Таиланд, что они толковали как отступление от древних буддистских традиций и обычаев.

Спустя несколько лет Лустиг стал в Бирме настоятелям библиотеки Рангунского монастыря. Он прославился также своими переводами бирмской поэзии на английский язык. Учитель и ученик провели старость в Рагуне среди хинаяна буддистов и монахов, хотя оба, и Тыниссон, и Лусти г, были сторонниками махаяны. Карл Тыниссон умер в Бирме в 1962 году, и до конца дней своих оба официально считались для западного мира представителями Прибалтийских буддистов.

После смерти Вахиндру объявили бодисаттвой, что было крайне редким явлением в хинаяне.

Поскольку Эстония, Латвия и Литва были оккупированы Советским Союзом и там была установлена советская власть, то единственные эстонские буддисты были лишены возможности поддерживать контакт с родиной. Тем более в Эстонии уже не было буддистов, коммунисты были ярыми атеистами, и всякая религиозная пропаганда была запрещена.

Следующим знаменательным событием в истории эстонского буддизма следует считать создание Эстонского буддистского братства 1982 году в Таллинн е по инициативе и под руководством Велло Вяяртныу. Целью братства было создать в Эстонии основы для традиций и практики Нингма.

Велло Вяяртныу родился 1951 года на острове Сааремаа в городе Куурессааре, который в то время назывался Кингисеппом. Учился в местной школе, активно и с успехом занимался спортом, В 1969-1972 гг. сидел в Коми , в лагере, за попытку нарушить государственную границу в Карелии. Выйдя на свободу, Велло вернулся в Эстонию, начал наверстывать упущенное время, изучал философию, языки, историю и т.д. Ориентация в самообразовании была очень узкая - буддизм. Изучение буддистской и даоистской философии вызвало у Вяэртныу параллельный интерес у искусству Китая. Особое внимание он уделял литературе и искусству 16-го века, позднее круг интересов расширился до японского периода Эдо. Вяяртныу перевел с русского на эстонский некоторые классические трактаты об искусстве Китая. Любимой темой того времени на религиозном ландшафте Китая для Вяяртныу было мистическое учение даосизма «Белый Лотос ». Даосизм как религия вместе с философией всегда привлекала Вяяртныу, он утверждал, что в Китае Нингма не избежала влияния даосизма , потому что после знаменитого диспута в Самье , длившегося три года и завершившееся поражением китайцев, даосизм получил себе не на один век спутницу в лице Ньингма.

Оба учения ( Белый Лотос-Ньингма ) оказывали друг на друга сильное влияние.

В отчетах Русской духовной миссии о поездках в Китай и Пекин, отмечается широко распространенное участие монахов д ао в деятельности и жизни буддистских монастырей.

О том, что в утверждении Вяяртныу есть доля истины, свидетельствует жизнеописание последней китайской императрицы Тзу ши, помощниками которой были два даоса, проведшие много лет в монастырях Ньингма . Они жили в дальнем саду императорского дворца.

Возросший интерес к астрологии привел к тому, что Велло Вяяртныу в годы советской оккупации положил начало Эстонскому астрологическому обществу, читая в Таллинне в 1980-1982 гг. лекции на темы астрологи и и буддизма большой аудитории заинтересованных.

Желание восстановить в Эстонии буддистскую традицию появилось у Велло Вяяртныу еще в 1970х годах, потому как привезенная Тыниссоном из Азии традиция, не имея последователей, завяла на корню. Сам Вяяртныу давно интересовался Ньингмой (древним учением толкования), этим объясняется его желание положить в Эстонии начало традиции Ньингма . Поскольку на территории Советского Союза не было действующих монастырей школы Ньингма , существовала единственная возможность приблизиться к буддизму со стороны гелуга, Вяяртныу наладил контакт с Иволгинским монастырем.

Создание братства было всего лишь частью далеко простиравшегося плана, по которому в Эстонии собирались построить нингма монастырь, где можно было бы получить буддистское образование, чтобы в дальнейшем «производить» на родине образованных буддистов. В перспективном плане предусматривалось посылать людей учиться в Азию, откуда в Эстонию возвращались бы ученые ламы и буддистская интеллигенция...


По традиции начали распространение учения с построения ступы по руководством Вяэртныу на даче у эстонского художника Юри Аррака в Пангарехе. В строительстве принимали участие Юри Аррак, Урве Аррак, Яан Аррак, а также литерат Яанус Тамм. Верхнюю часть, символизирующую небеса Брахмы, сделал Вигала Сассь, известный в народе как целитель, поклоняющийся культу земли.

В эти годы Вяяртныу постоянно ездил в Бурятию, проводя там по несколько месяцев, учился в монастыре у старых лам, чтобы восстановить в Эстонию традицию буддизма. В Иволгинском дацане гуру с пониманием относились к фанатичному восторгу Вяяртныу к учению Нингма, Приобретенными в дацане знаниями Вяяртныу воспользовался в Эстонии.

Необходимо учесть факт, что Вяяртныу пропагандировал буддизм в условиях жесткого советского режима. Закон запрещал возведение объектов культа (ступ, храмов и т.д.), размножать буддистские книги. Всяческая религиозная пропаганда была запрещена. Единственная гарантия, которую могли дать его строения, это буддистские ритуалы и астрологически верно подобранный момент для достижения максимального эффекта и долговечности ступ. Так утверждал Вяяртныу в те дни, и все возведенные им религиозные строения пережили советскую власть и стоят по сей день.

Уже в то время Вяэртныу проявлял углубленный интерес к культу и практике Сенге Донгма, помимо этого он восторгался поэтом 6-м далай ламой. В те годы в круг интересов Вяяртныу вписывался еще и Махакала, это дало ему повод утверждать, что по имеющимся в Эстонии традициям буддизма, у них есть и воплощение яростного божества - и это никто иной как истинный буддист Роман Унгерн фон Стернберг, что нашло подтверждение, когда в Бурятии, на месте, изучали его жизненный путь.

С того времени начались регулярные визиты лам Иволгинского монастыря в Эстонию . Поскольку в годы советской власти не стоило афишировать буддистскую деятельность, то даже в Таолa не знали о делах, которые Вяяртныу вел с Иволгинским монастырем, потому что если бы власти узнали об этом, это могло бы плачевно кончиться и для Вяяртныу, и для монастыря. Обмен визитами продолжался вплоть до 1988 года, до тех пор, пока Вяяртныу не выслали из Советского Союза по распоряжению КГБ.


Буддистское братство занималось переводом буддистской литературы (с английского, русского, немецкого, финского языка), размножало и распространяло переводы, расписывали шелковые танки, хадаки, делали бурханы. Все это отвозили и в Бурятию, где в монастырях и среди верующих их очень ценили и ждали, потому что на месте их не изготовляли. Следует отметить, что всю эту продукцию привозили в Бурятию в благодарность монастырю. Велло Вяяртныу всю жизнь руководствуется принципом, что за работу, посвященную Ученью, нельзя брать деньги, и он по сей день верен этому принципу.

Первое буддистское братство действовало в Таллинне в Кадриорг е и скоро стало известным в народе как Таола. Членов этого братства стали называть даосами , а Вяяртныу, духовного учителя, старшим даосом.

Первым даос ом задолго до этого стал знакомый Вяяртныу - Арно Аррак, позднее к ним присоединились Юри Саард и Тынис Промет. Они жили в Таолa, каждый из них специализировался на определенной области буддизма. В разные периоды, в годы советской власти в Таолa жили Борис Саабас, Пеэп Паазиан, Пеэтер Каазик и другие даосы, которые внесли свой вклад в восстановление буддизма в Эстонии, Вокруг Таолa собрались многие сторонники веры - Таола объединяла даосов и сторонников веры. Первые жили в Таолa и действовали в ней, а другие жили у себя дома. Переводами занимались многие сторонники буддизма: Tийна Халлик, Ану Рооталу, Энн Яансон, Эве Пярнасте и другие. Посильную помощь оказывал Антс Луйк,

Каждый из названных здесь и неупомянутых личностей внес свой ценный вклад в то, что у эстонцев есть свои ступы и соответствующая литература, которой так не хватало во времена Тыниссона. Идея Вяяртныу - донести буддизм до сознания народа.

На протяжении всего своего существования Таола пользовалась популярностью не только среди буддистов, но и деятелей культуры, нередко сюда приезжали люди из уголков Эстонии, а также гости из Сибири и России. Люди, посещавшие Таолa помогали добывать материалы, переплетать книги, размножать, и в других делах. Все эти люди внесли свой вклад в развитие эстонского буддизма .

Taола действовала как самопроизводящий-самобюджетный-самообразовательный институт, ее ученики работали истопниками, что было широко распространенным явлением в Советской Эстонии. На заработанные деньги покупали материалы, на эти деньги жили, причем в свободное время изготовляли танки и хадаки из разрисованного шелка, делали бурханы, изготовляли фимиам. Все это отвозили Бурятию, где в монастырях очень ценили эти изделия и ждали их.

Братство занималось переводом буддистской литературы с английского, русского, немецкого, финского языка. Переводили десятки книг, которые потом размножали на сотни экземпляров и распространяли. По тем временам Таола располагала замечательной библиотекой, причем большинство буддистских текстов было привезено из Бурятии. Весь ритуальный инструментарий был также привезен из Иволги, а ритуальные барабаны были изготовлены в Эстонии.

Чтобы добыть западную литературу, пользовались связями со знакомыми и родственниками, живущими за границей - те привозили в Эстонию буддистскую литературу чемоданами, внося и свою лепту в кладку фундамента буддизма.

Финский писатель Харри Сирола публиковал свои статьи о Таолa и его духовном вожде Вяэртныу, ссылаясь на рассказы последнего о днях, проведенных в советских тюрьмах и лагерях. Потом увидел свет роман Харри Сирола «Два города», где он пишет, что Вяэртныу, сидя в Таллиннской Центральной тюрьме, заставлял своих сокамерников конспектировать его лекции о прописных истинах трех ведущих в мире религий - буддизме, христианстве и исламе. Вяэртныу сеял семя вечное и среди отпетых преступников, пробуждая в них интерес к истории мировой культуры, к философии. Особой популярностью среди заключенных пользовались рассказы об астрологии и истории из тибетского фольклора.

По словам Вяэртныу, "Братья усердствовали, вряд ли они что-то понимали, но зато был порядок. Тюремные врачи поставили мне диагноз «шизофрения» за мою деятельность и увлечение буддизмом - окрестили меня сумасшедшим буддистом."

Поскольку Вяяртныу много лет назад обещал возглавить первый в Эстонии буддистский монастырь, которого еще и в помине не было, и возродить буддизм в Эстонии, то медицинская комиссия не долго раздумывая вынесла единогласное решение - пропаганда буддистского мировоззрения - ничто иное, как проявление сумасшествия. Этот диагноз был снят с Вяяртныу, и он был признан официально здоровым в 1988 году, когда его выслали из Советского Союза по распоряжению КГБ и за личной подписью Михаила Горбачева.

Таола поддерживала интенсивную связь с Иволгинским монастырем, находившимся в Бурятии, там даосы бывали неоднократно и общались в основном с ламами старшего поколения, которые тоже неоднократно навещали Эстонию. В монастырь из Эстонии привозили танки и бурханы, которые там высоко ценились.

Хочется отметить большую заслугу лам Иволгинского монастыря в развитие буддизма во всем Советском Союзе и в частности в Эстонии. Приезжая в Иволгу наши эстонские буддисты копировали рукописи, тексты, фотографировали танки и бурханы, но к превеликому сожалению, ценный материал, заснятый на слайды и микрофильмы, был конфискован КГБ, и судьба этих материалов по сей день неизвестна.

В 1984-1985 годах под руководством Вяэртныу неподалеку от Хаапсалу, на хуторе Сийма Йыэсаара были воздвигнуты 3 ступы.

Для монастыря купили хутор в Западной Эстонии, но строительство его так и не было завершено в связи с дальнейшими политическими акциями Таолa.

Основной деятельностью в Таолa было все-таки учеба и самообразование. Велло Вяяртныу отвечал за буддисткое образование, а языковую базу помогал создавать и формировать известный в Эстонии языковед Пент Нурмекунд, создатель кабинета ориенталистики при Тартуском университете. В отличие от ориенталистов того времени Нурмекунд проявлял толерантность по отношению к буддистам, обучал их языку. Даосы с уважением величали его Профессором. Вяяртныу о профессоре:

Что я могу сказать о Пент Он приезжал в Таолa из Тарту на автобусе. Этот двухметровый детина ходил в тонкой синей куртенкe. Поскольку Нурмекунд отказался брать деньги за обучение, Таола решила отблагодарить его по-другому - у фарцовщиков купили ему пуховик, чтобы не мерз по дороге в Таллинн. И когда он приехал из Тарту на очередное занятие, ему вручили куртку. Нурмекунд ни в какую не хотел принимать такой дорогой подарок, но тогда братья подняли такой хай, что ему пришлось согласиться и надеть модный пуховик. Уезжая, Нурмекунд увез подарок с собой, но в следующий раз Профессор появился в своей старой куртке. На вопрос, куда он дел новую куртку, Профессор с достоинством ответил, что продал ее, а на вырученные деньги накупил книг. Оказалось, что это был уже не первый случай - когда тартуские студенты подарили Нурмекунду радио и телевизор, он поступил с подарками точно также как и с курткой, продал и купил книги."

Даосы учили языки не только в Таолa но и на курсах языков. Но как любил приговаривать сам Вяяртныу, самообразование и самостоятельная деятельность "обязательно-популярные ".

Для того, чтобы построить монастырь, эстонские буддисты купили хутор на западе Эстонии, в Ляэнемаа. Автор проекта - архитектор и график Леонхард Лапин. Монастырь должен был стать первым и неповторимым. Что касается Лапина, то он один из первых архитекторов махаянского направления. Сегодня профессор Лапин провозглашает с кафедры Таллиннской художественной академии концепцию Пустоты, которая помогает правильно организовывать свое внешнее и внутреннее пространство. Строительство монастыря так и не было завершено в виду поздних политических акций, также остался неизданным первый эстонский учебник тибетского языка.

Будучи прогрессивными и опережая время, 5-6 буддистов открыли дверь идее освобождения Эстонии и восстановления суверенитета республики, потому что только буддизм создает необходимую базу для правильного мышления, для истинного суверенитета, уверенности в себе, правильным выборам и национальному достоинству, которое так важно для сохранения нашего национально-культурного идентитета.

7 ноября 1987 года Велло Вяяртныу выступил с идеей создания Эстонской партии национальной независимости на массовом митинге в Пярну, где он впервые гласно заявил общественности, что необходимо создать свою партию и отобрать у коммунистов власть, нет смыла клянчить копченую колбасу и хлеб у партии красных.

Вяяртныу: Когда стали возникать спонтанные выступления, было понятно, что единственное, что в данной политической ситуации спасти Эстонию от Советов может только оппозиционная партия. В Пярну собрался массовый митинг, на котором граждане жаловались на то, что в магазинах нет колбасы. Я выступил там с речью о необходимости создать оппозиционную партию. Я даже предложил первоначальную, не отточенную программу. Мою речь народ не понял, многие приняли ее за провокацию, ведь никто и думать не смел о том, что власть коммунистов можно свергнуть. Я составил проект создания партии и призывал людей вступать в нее. Многие сомневались и отказывались.

Первоначальная программа, выработанная Вяяртныу, стала основой партии ЭРСП, то есть Эстонской партии национальной независимости. Так впервые в истории Советского Союза руководство Москвы поставили перед фактом - родилась идея создания официальной оппозиционной партии.

Так заслугой Эстонского буддистского братства и буддистского мышления можно считать первый шаг на пути к восстановлению независимости Эстонии. Буддисты первыми сделали этот шаг, открыто и эффектно разрушив фундамент коммунистического государства.

К Рождеству была подготовлена первоначальная программа, которую помогла дополнить и крикливая, вооруженная рупорами группа МРП-АЭГ на митинге в Хирвепарке. Партия МРП-АЭГ потом почивало на лаврах, сотрудничая с новым правительством и Национальным Фронтом, появившемся спустя полгода и кишел от коммунистов, быстро перекрасившихся из красного в черно-сине-белый эстонский национальный триколор, и жаждавших пробраться к власти.

В создании ЭРСП Вяэртныу активно помогали Тийна Аллик, Aну Рооталу, а также буддистка Эве Пярнасте, секретарь Таолa.

21 января 1988 года по инициативе Велло Вяэртныу 14 граждан Эстонской Республики подписались под воззванием создать Эстонскую партию национальной независимости. Под воззванием подписалось 14 патриотов Эстонии - Велло Вяяртныу, Эке-Пярт Нымм, Ярви Орула, Эве Пярнасте, Хейки Ахонен, Эрик Удам, Урмас Инно, Kaрин Инно, Энделль Ратас, Maти Кийренди, Kалью Мятлик, Рейн Арюкес, Maти Вилу, Арво Пести.

Эту последовала сенсационная пресс-конференция в Москве, на которой весь западный мир узнал, что коммунистический колосс вот-вот рухнет, а катализатором процесса распада было братство эстонских буддистов, организатором и духовным руководителем которого был Велло Вяяртныу.

30 января 1988 года Вяяртныу организовал пресс-конференцию для аккредитованных в Москве журналистов. На ней присутствовали журналисты из New York Times, Washington Post, Chicago Tribune и представители многих других иностранных газет, присутствовали и корреспонденты американской телекомпании ABC. Вяяртныу открыто заявил международной прессе о предложении создать оппозиционную партию - Эстонскую партию национальной независимости. В то время это было сенсационное событие.

Целью ЭРСП было сделать Эстонию независимым демократическим национальным государством. Эта идея и предложение привлекло огромное внимание как на Востоке, так и на Западе, нашла широкий отклик в средствах массовой коммуникации. Так например, на первой полосе New York Times' Филип Таубман информирует своих читателей о документе, который подписало 14 человек, желавших создать в Советском Союзе независимую политическую партию.

В Эстонии в то время об это мало знали. Поскольку у Вяяртныу не было доступа к местным средствам массовой коммуникации - радио, телевидению, прессе он умело пользовался западной прессой, чтобы донести свою идею о свободе и независимости до народа. В связи с распадом коммунистической системы, братья дао находились под пристальным взглядом КГБ - постоянно «чистили» библиотеку буддистов, у Вяяртныу конфисковали большое количество текстов на тибетском языке, слайды танок и рукописи, заснятые на микрофильм. В репрессиях против Таолы участвовала и советская милиция.

Пресс-конференция была для КГБ как красная тряпка для быка, и дальнейшие события развивались более чем стремительно. Вяяртныу организовал печатание листовок и праздничных открыток к 71-му юбилею Первой Эстонской республики, то есть буржуазной. 2 февраля за распространение листовок был арестован Сильвет Золдин, а 6 февраля пришли с обыском к Вяэртныу и нескольким его соратникам. КГБ поставило Вяэртныу перед выбором - тюрьма или высылка из страны, ему дали возможность добровольно эмигрировать из Советского Союза, но он отказался. Через пару дней рано утром к Вяяртныу пришли кэгкбэшники - собирай, брат, монатки! 13 февраля 1988 года Велло Вяяртныу выслали из Советского Союза.

Вяяртныу: Меня посадили в самолет Москва-Стокгольм. А аэропорту Арлaньда меня встречали эстонцы-эмигранты, радостно размахивая сине-черно-белыми флажками. Им было очень жалко меня,, бритого наголо, выгнанному с Родины пинком под зад. Но мне пришлось их сразу разочаровать - бритоголовый я потому, что уже давно буддист, а не политический зек, предатель родины. КГБ пустило обо мне слух, будто я агент ЦРУ, да не простой, а прошедший спецподготовку.

Почему-то в последних изданиях о культурной жизни в Эстонии накануне распада Советского Союза, пишут о том, что буддисты цеплялись за буддизм, чтобы, спрятаться от ужасов реальной жизни. Taола - единственная в то время печатала и распространяла листовки, плакаты, вела антисоветскую пропаганду. Надо отметить, что распространять листовки помогали простые эстонцы, которые потом преследовало КГБ. Сегодня эти люди незаслуженно забыты, о них не вспоминает с благодарностью возрожденная Эстония, хотя они могли бы стать по праву персональными пенсионерами.

Характерный для того времени факт - любая оппозиционная деятельность пыталась избежать политической формы, которая могла бы привести к конфликту с единственной, осуществляющей верховную власть в стране партией и ее репрессивным органом - КГБ.

Выступить открыто с национальной политической альтернативой возможно только, обладая хорошим политическим чутьем и идя на риск. Таола выбрала для политического шага подходящее время и поэтому победило коммунистов. Идея, которая казалась безумной и предельно опасной, за полгода стала разумной и приемлемой для масс, а вскоре и единственно возможной.

В 1988 году на территории Эстонии свернулась активная деятельность Эстонского Буддистского братства.

В течение шести лет в Эстонии буддизм обрел свое тело, но это была только капля в море, в будущем буддизм может много сделать на благо Эстонии.

Большая часть архива Таолa, к великому сожалению, утеряна. Вяэртныу предлагал Марет Карк из Тартуского университета взять на хранение переводы текстов, книги, фотографии и архив Таолa, но та любезно отказалась, сославшись на то, что Taртуский кабинет ориенталистики не проявил интереса к этим материалам. Сейчас уже подросло новое поколение даосов, они продолжают традицию той самой Таолa,.


Вяяртныу несколько лет жил и работал в Азии в Гималаях, он посещал монастыри, брал интервью у учителей, снимал их, он собрал богатый и интересный материал о деятельности тибетских буддистов после эмиграции из Тибета.


Сейчас Вяяртныу живет в основном в столице Швеции в Стокгольме.


Мариу БРОДЕР (Таллин) 2006 Вторые Доржиевские чтения Санкт-Петербурге